МО "Шабердинское" - "НЕТ коррупции"
Вторник, 28.05.2024, 19:25
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Муниципальное образование "Шабердинское"

Поиск
Меню сайта
Глава МО
КОРОЛЕВ ДМИТРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ
Категории раздела
Административные [22]
Прокураторские [2]
Мероприятия [15]
Календарь
«  Май 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Ссылки
  • МО Завьяловский р-н
  • Прокуратура УР
  • ГосУслуги
  • Удмуртская республика
  • Пригородные Вести
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    ...
    Памятные даты

    ОПРОС НАСЕЛЕНИЯ
    Мы Вконтакте

    "НЕТ коррупции"


    Анализ антикоррупционного законодательства.


    В Национальном плане противодействия коррупции, утвержденном Президентом Российской Федерации 31 июля 2008 г. констатируется, что, несмотря на предпринимаемые меры, коррупция, являясь неизбежным следствием избыточного администрирования со стороны государства, по- прежнему серьезно затрудняет нормальное функционирование всех общественных механизмов, препятствует проведению социальных преобразований и повышению эффективности национальной экономики, вызывает в Российском обществе серьезную тревогу и недоверие к государственным институтам, создает негативный имидж России на международной арене и правомерно рассматривается как одна из угроз безопасности Российской Федерации. Согласно Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009г. № 537, сохранение условий для коррупции и криминализации хозяйственно-финансовых отношений является одним из главных стратегических рисков и угроз национальной безопасности Российской Федерации.

    В связи с этим разработка мер по противодействию коррупции, прежде всего в целях устранения ее коренных причин, и реализация таких мер в контексте обеспечения развития страны в целом становятся настоятельной необходимостью.

    Федеральная программа «Реформирование и развитие государственной службы Российской Федерации (2009 – 2013 годы)», утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 10 марта 2009г. № 261, в качестве важнейшей программной задачи определяет создание надежных механизмов предупреждения коррупции в системе государственной службы, неотъемлемой составной частью которой является государственная служба в системе МЧС России.

    Реализация антикоррупционной законодательной программы должна подкрепляться подготовкой и принятием нормативных актов, охватывающих различные сферы регулирования, так или иначе связанные с посягательством на принцип равенства всех перед законом. Борьба с коррупцией требует системного подхода, поскольку данное явление - нарушение порядка управления государством. Помимо выработки плана борьбы с ней, необходимы усилия не только органов государства, но и гражданского общества для обеспечения принципа равенства перед законом и судом.

    В этом смысле принятие Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 27Э-ФЗ «О противодействии коррупции» является важным шагом по нормализации общественных отношений в данной сфере. Безусловно, все это так, однако, помимо карательных функций, государство и право должны обеспечивать профилактику, предупреждение коррупции. А вот для этого требуется целый комплекс мер, позволяющих обеспечить недопущение коррупционного поведения, а также своевременное выявление и пресечение фактов подобных действий. Интенция подобных организационно-правовых механизмов содержится в данном Законе.

    Коррупция как социальное явление требует не только внимательного и тщательного научного исследования ее причин и проявлений, но и мобилизации усилий органов государства и институтов гражданского общества по преодолению условий и последствий ее существования. Необходимо подключать средства массовой информации (СМИ) как один из эффективных инструментов гражданского общества для воспитания неприятия коррупционной деятельности, осуждения коррупционеров. Причем антикоррупционное воспитание должно начинаться еще в школе, где детей должны учить противостоять вымогателям взяток. Пока же взяточников рассматривают в качестве удачливых дельцов, которые могут «решить любой вопрос», - все дело в его цене. Антикоррупционное воспитание - тяжкий и кропотливый труд, который, в конце концов, должен привести к тому, что и давать, и брать взятки станет недостойно и невыгодно для любого гражданина, какую бы он должность ни занимал.

    Понятие равенства перед законом выступает в качестве базового принципа правового государства, сущность которого заключается в одинаковом положении людей по закону. Нарушение данного фундаментального политического и правового принципа влечет соответствующее нарушение других правовых норм и институтов. Здесь можно говорить о предании интересов государства, отказе от независимости судей, посягательстве на свободу предпринимательской деятельности, о незаконном получении образования и других искажениях. Именно поэтому, в целях сохранения дееспособного, сильного Российского государства, его органы обязаны принимать меры по противодействию коррупции и обеспечению реализации конституционного принципа равенства. Ведь коррупция не только негативно влияет на экономику, ослабляет государственные институты, приводит к неэффективности государственной власти, снижает инвестиционную привлекательность государства, но и, что более важно, является прямым или косвенным нарушением равенства прав и свобод человека, являющегося базовым принципом правового демократического государства. Конституционный принцип равенства перед законом и судом будет находиться под угрозой до тех пор, пока не будут созданы надежные правовые, экономические, административно- организационные и иные нормы, процедуры и механизмы борьбы с коррупцией, пока государство и гражданское общество не найдут пути эффективного взаимодействия в борьбе с коррупцией.

    Коррупция сопровождает человечество с древнейших времен, являясь постоянным (хотя и нежеланным) спутником государства. Хорошо известно, что еще Законами Хаммурапи (почти 4 тыс. лет назад) предусматривалось наказание за взяточничество. Одно из древнейших упоминаний о коррупции встречается в клинописях древнего Вавилона. Массовые проявления коррупции зафиксированы в исторических документах, касающихся вавилонского пленения евреев в 597 - 538 гг.

    Великий древнегреческий философ Аристотель писал: «Самое главное при всяком государственном строе - это посредством законов и остального распорядка устроить дело так, чтобы должностным лицам невозможно было наживаться».

    Причины возникновения коррупции различны в разные периоды и эпохи, но связь ее с государственным аппаратом неизменна. Сложно сказать, можно ли победить коррупцию полностью. Однако, предпринимать меры юридического, экономического и организационного характера для минимизации этого социального явления необходимо для любого государства, являющегося правовым.

    Для Российского общества проблема коррупции приобрела особую значимость, поскольку масштабы коррупции в стране достигли уровня социального бедствия. В Национальном плане противодействия коррупции, утвержденном Президентом РФ 31 июля 2008 г. № Пр-1568, констатируется, что, несмотря на предпринимаемые меры, коррупция, являясь неизбежным следствием избыточного администрирования со стороны государства, по- прежнему серьезно затрудняет нормальное функционирование всех общественных механизмов, препятствует проведению социальных преобразований и повышению эффективности национальной экономики, вызывает в Российском обществе серьезную тревогу и недоверие к государственным институтам, создает негативный имидж России на международной арене и правомерно рассматривается как одна из угроз безопасности Российской Федерации.

    Характеризуя Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЭ «О противодействии коррупции», следует подчеркнуть, что это в значительной мере не только нормативно-правовой, но и программный документ. Он определяет основные направления государственной деятельности в сфере борьбы с коррупцией, устанавливает сферу применения антикоррупционной политики (в первую очередь как сферу служебных отношений), фиксирует социальные ожидания в данном виде деятельности. И именно с этих позиций следует оценивать определенную критику, последовавшую после его принятия и касающуюся предполагаемых сложностей с его реализацией. Являясь нормативным актом программного характера, указанный Закон, естественно, требует для своего осуществления принятия ряда развивающих его положения документов. В силу этого он является актом систематизации различных норм права, имеющих целью борьбу с коррупцией.

    Основополагающими международными актами в сфере противодействия коррупции являются Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года (подписана Россией 12 декабря 2000 г. и ею ратифицирована в 2004 г.), в которой коррупции и мерам борьбы с ней посвящены ст. 8 и 9, а также Конвенция ООН против коррупции 2003 года и Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию 1999 года. Конвенция ООН против коррупции, подписанная Российской Федерацией 9 декабря 2003 г. и ратифицированная ею Федеральным законом от 8 марта 2006 г. № 40-ФЗ «О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции», стала комплексным универсальным международным договором, препятствующим развитию и распространению коррупции во всех сферах жизнедеятельности. Базовым документом, призванным сформировать общую уголовно-правовую антикоррупционную политику на международном уровне, является Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, ратифицированная Россией Федеральным законом от 25 июля 2006 г. № 125-ФЗ «О ратификации Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию». Существенным пробелом этих международных документов, обладающих нормативно-правовым характером, является отсутствие в них комплексного, канонического понятия коррупции. Примерное определение коррупции было сформулировано еще в Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка на заседании 34-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 1979 года: «Коррупция - это выполнение должностным лицом каких-либо действий или бездействие в сфере его должностных полномочий за вознаграждение, как с нарушением должностных инструкций, так и без их нарушения». В отличие от рассматриваемых международных актов, Конвенция от 4 ноября 1999 г. «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию», не подписанная Российской Федерацией, определяет коррупцию как продажность и подкуп публичных должностных лиц при условии ненадлежащего исполнения обязанностей или поведения получателя взятки, предоставления ненадлежащих выгод или их обещания.

    В Конвенциях само понятие коррупции уточняется через перечисление коррупционных правонарушений. Так, Страсбургская конвенция «Об уголовной ответственности за коррупцию» относит к коррупции два вида деяний: активный и пассивный подкуп публичных должностных лиц, понимая под ним:

    активный подкуп национальных и иностранных публичных лиц, членов публичных собраний, равных им лиц в частном секторе, международных организациях, членов международных парламентских собраний, судей и должностных лиц международных судов, т.е. приготовление и дачу взятки, либо любого преимущества нематериального характера государственному служащему любого ранга (ст. 2);

    продажность таких лиц, именуемых публичными должностными лицами, включающая, наряду с взяточничеством, иные формы умышленного «испрашивания» или «получения» ими «какого-либо неправомерного преимущества для самого этого лица или любого иного лица, или же принятие предложения или обещания такого преимущества, с тем, чтобы это должностное лицо совершило действия или воздержалось от их совершения при осуществлении своих функций (ст. 3)» .

    В целом Конвенции ООН и Совета Европы формулируют следующие составы коррупционных преступлений, на которые распространяются положения Конвенций:

    подкуп национальных должностных лиц;

    подкуп иностранных публичных должностных лиц и должностных лиц публичных международных организаций; 

    подкуп в частном секторе;

    использование служебного положения в корыстных целях;

    злоупотребление влиянием в корыстных целях; 

    отмывание доходов от преступлений; 

    преступления, касающиеся операций со счетами; 

    хищение имущества публичным лицом; 

    незаконное обогащение; 

    хищение имущества в частном секторе; 

    участие и покушение на перечисленные выше преступления. 

    Очевидно, что многие составы преступлений о взяточничестве трактуются Конвенциями шире, нежели Российским уголовным законодательством, причисляя к подкупу не только действия по даче- получению взятки, но и обещание, предложение неправомерного преимущества в активном подкупе и, соответственно, принятие обещания и предложения такого преимущества в пассивном подкупе (ст. 2), выходя за рамки более узкого по объему понимания коррупции как дачи и получения взятки.

    В главе II «Меры, которые должны быть приняты на национальном уровне» Конвенции Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию», объявлен перечень коррупционных правонарушений, подлежащих криминализации во внутреннем законодательстве, среди которых приоритетно выделяются злоупотребление влиянием в корыстных целях, схожее с посредничеством, отмывание преступных доходов от коррупционных преступлений и связанные с ними правонарушения в сфере бухгалтерского учета. Главой III «Криминализация и правоохранительная деятельность» Конвенции ООН против коррупции перечень деяний, требующих возведения в ранг уголовно преследуемых, шире. Примат норм международного права (п. 4 ст. 15 Конституции РФ) означает, что в Российском уголовном законе должны быть произведены кардинальные изменения положений Уголовного Кодекса Российской Федерации, противоречащих рассматриваемым международным документам, о чем говорят ученые, предлагая варианты для безболезненной имплементации международных норм. Любая услуга неимущественного характера может иметь соответствующее стоимостное выражение, денежный эквивалент. Содержательное наполнение нормы страдает потому, что прилагательное «имущественный» уже по смыслу термина «материальный», а потому в силу ограниченности понятия может не охватывать все возможные разновидности и проявления коррумпирования. В основе коррупции могут лежать материальные интересы (которые шире интересов имущественных), а могут - и интересы нематериального характера (предоставление взаимной услуги, продвижение во власть, на вышестоящую должность, торговля влиянием и т.д.). Соответственно, в проект заложена «дыра», позволяющая значительно сузить понятие коррупции и, соответственно, не позволяющая применить настоящий закон к действительно коррупционным правоотношениям.

    Россия в целом выполнила свои международные обязательства, предусмотренные Конвенцией ООН против коррупции и Конвенцией Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, за отдельным исключением. За последнее время значительно активизировалась деятельность правоохранительных органов по борьбе с коррупцией. Однако в целом, несмотря на принятые меры, каких-либо значимых результатов на данном направлении не достигнуто. Многие антикоррупционные меры, предусмотренные различными документами, не реализованы, а выполненные мероприятия практического эффекта не дали. Предпринимаемые органами прокуратуры РФ, органами федеральной службы безопасности и органами внутренних дел РФ усилия, не способны устранить главные причины коррупции, так как основные факторы, порождающие коррупцию, находятся в области функционирования государственного и хозяйственно-экономического механизмов, а также в социальной и культурной сферах. Коррупция, являясь неизбежным следствием избыточного администрирования со стороны государства, по-прежнему серьезно затрудняет нормальное функционирование всех общественных институтов, препятствует проведению социальных преобразований и повышению эффективности национальной экономики, вызывает большую тревогу в Российском обществе и порождает недоверие к государственным структурам, создает негативный имидж России на международной арене и правомерно рассматривается как одна из угроз безопасности России. 

    Однако было бы несправедливым утверждать, что государственное руководство России начала 90-х годов не осознавало всей опасности распространения коррупции в стране и безучастно смотрело на ее рост. Подтверждением тому может служить, в частности, Указ Президента Российской Федерации от 4 апреля 1992 г. № 361 «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы» (Утратил силу с 28 июня 2005 г. в связи с изданием Указа Президента Российской Федерации от 28 июня 2005 г. № 736), в котором констатировалось, что коррупция в органах власти и управления ущемляет конституционные права и интересы граждан, подрывает демократические устои и правопорядок, дискредитирует деятельность государственного аппарата, извращает принципы законности, препятствует проведению экономических реформ.

    Чуть позже Указом Президента Российской Федерации от 22 декабря 1993 г. № 2267 было утверждено Положение о федеральной государственной службе (Утратил силу с 19 января 2000 г. в связи с изданием Указа Президента Российской Федерации от 19 января 2000 г. № 72), а затем принимается Федеральный закон от 31 июля 1995 г. № 119-ФЗ «Об основах государственной службы Российской Федерации» (Утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ). Указанные акты содержали ряд запретов и ограничений, обусловленных режимом государственной службы, большинство из которых было направлено на предупреждение и пресечение коррупции в ее системе. В частности, в развитие данных нормативных актов Указом Президента Российской Федерации от 15 мая 1997 г. № 484 (Утратил силу с 20 мая 2009 г. в связи с изданием Указа Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 г. № 559), на лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, и лиц, замещающих государственные должности государственной службы и должности в органах местного самоуправления, была возложена обязанность ежегодно представлять сведения о доходах и имуществе.

    Серьезный антикоррупционный потенциал содержался в принятом в июле 1998 г. Федеральном законе «О государственном контроле за соответствием крупных расходов на потребление фактически получаемых физическими лицами доходам», в соответствии с которым государственному контролю подлежали приобретение в течение одного календарного года таких объектов как недвижимое имущество; воздушное или водное судно, наземное транспортное средство; акция, доля участия в уставном капитале; государственная ценная бумага; сберегательный сертификат; культурные ценности, золото в слитках, стоимость любого из которых на дату заключения сделки составляет не менее 1000-кратного МРОТ, или нескольких таких объектов, суммарная стоимость которых составляет не менее 3000 МРОТ. Данный закон должен был вступить в силу по истечении 18 месяцев со дня его официального опубликования, однако до истечения указанного срока он утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 9 июля 1999 г. № 154-ФЗ. Нормы о государственном контроле над соответствием крупных расходов на потребление фактически получаемых физическими лицами доходам «растворились» в Налоговом кодексе Российской Федерации.

    Указанные меры свидетельствуют, что руководство страны понимало необходимость развития административно-правовых средств предупреждения и пресечения коррупции в Российской Федерации. Однако внедренные в то время средства предупреждения и пресечения коррупции не в полной мере решали поставленную перед ними задачу. Как справедливо констатируется аналитиками, в 90-е годы XX в. так и не был сформирован необходимый административно-правовой и организационный механизм реализации многих положений упомянутых выше Указа «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы», Закона «Об основах государственной службы Российской Федерации» и других нормативных правовых актов.

    Большинством исследователей в качестве одной из основных причин низкой эффективности, предпринимаемых в 90-е годы прошлого века и в последующий период мер по обузданию роста коррупции, справедливо называется отсутствие действительной политической воли повести решительную и бескомпромиссную борьбу с коррупцией в России.

    Первый проект федерального закона «О борьбе с коррупцией» был разработан еще в 1993 г. В последующем он трижды принимался высшим законодательным органом государства (в 1993, 1995 и 1997 гг.) и трижды Президент Российской Федерации накладывал на него вето.

    В указанный период были предприняты попытки создать соответствующие координирующие органы по борьбе с коррупцией. Так, Указом Президента Российской Федерации от 8 октября 1992 г. № 1189 была образована Межведомственная комиссия Совета Безопасности Российской Федерации по борьбе с преступностью и коррупцией. Чуть раньше распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 сентября 1992 г. № 1761-р была образована Правительственная комиссия по борьбе с коррупцией в системе государственной службы.

    Появились соответствующие совещательные органы и в Федеральном Собрании Российской Федерации: в Государственной Думе 19 марта 2007 г. была образована Комиссия Государственной Думы по проверке фактов участия должностных лиц органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в коррупционной деятельности, а в Совете Федерации - Временная комиссия Совета Федерации по изучению проблемы борьбы с коррупцией (22 апреля 1999 г.) (Упразднена Постановлением Совета Федерации от 30 января 2002 г. № 33-СФ).

    Осуществлялись также попытки придать борьбе с коррупцией планомерный, организованный характер. Это нашло отражение в федеральных программах по усилению борьбы с преступностью на 1994 - 1995 гг. (Указ Президента Российской Федерации от 24 мая 1994 г. № 1016), на 1996 - 1997 гг. (Постановление Правительства Российской Федерации от 17 мая 1996 г. № 600) и на 1999 - 2000 гг. (Постановление Правительства Российской Федерации от 10 марта 1999 г. №270). В указанных программах борьба с организованной преступностью и коррупцией выделялась в самостоятельные подразделы. Однако статистические данные о коррупционной преступности в Российской Федерации показывают, что реализация указанных программ не смогла оказать сколько-нибудь заметного влияния на оздоровление коррупциогенной ситуации в стране.

    На официальном государственном уровне осознание серьезной опасности коррупции для Российской государственности нашло свое отражение в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. № 1300 (Утратил силу с 12 мая 2009 г. в связи с изданием Указа Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. №537), в которой дана оценка коррупции как одной из составляющих угрозы криминализации общественных отношений, складывающихся в процессе реформирования социально- политического устройства и экономической деятельности нашей страны. Серьезные просчеты, допущенные на начальном этапе проведения реформ в экономической, военной, правоохранительной и иных областях государственной деятельности, отмечается в Концепции, ослабление системы государственного регулирования и контроля, несовершенство правовой базы и отсутствие сильной государственной политики в социальной сфере, снижение духовно-нравственного потенциала общества являются основными факторами, способствующими росту преступности, особенно ее организованных форм, а также коррупции. Стало ясно, что применение репрессивных санкций или исключительно юридических средств не может привести к перелому ситуации.

    Приоритеты антикоррупционной политики рассматриваемого периода нашли отражение в ежегодных посланиях Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. Реализация основных положений посланий Президента позволила к 2008 г. выработать основные подходы к выстраиванию стратегии противодействия коррупции в стране, которые нашли свое официальное закрепление в Национальном плане противодействия коррупции.

    В указанный период была возобновлена работа над законопроектом «О борьбе с коррупцией». 13 июня 2001 г. указанный законопроект в очередной раз рассматривался в первом чтении Государственной Думой, но при голосовании не набрал необходимого количества голосов. Позднее, на базе данного законопроекта был разработан проект федерального закона «О противодействии коррупции», который был принят в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания в ноябре 2002 г., но в Совет Федерации не направлялся.

    С 2002 г. данный законопроект существовал под названием «Основы законодательства об антикоррупционной политике». Осенью 2003 г. Комитет Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по конституционному законодательству проголосовал за недопущение указанного законопроекта к первому чтению, хотя 14 ноября 2003 г. по предложению Российской стороны Межпарламентская Ассамблея СНГ на своей 22-й сессии приняла модельный закон «Основы законодательства об антикоррупционной политике», воспроизводящий одноименный Российский проект.

    Приостановление работы над законопроектом было обусловлено необходимостью проведения в Российской Федерации внутригосударственных процедур ратификации основополагающих международных конвенций по борьбе с коррупцией. Такая работа была завершена в 2006 г. принятием федеральных законов от 8 марта 2006 г. № 40-ФЗ «О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции» и от 25 июля 2006 г. № 125-ФЗ «О ратификации Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию», ставших важнейшими решениями по имплементации норм международного права в Российское антикоррупционное законодательство. Ратификация указанных конвенций явилась импульсом к активизации законопроектной работы над так называемым «антикоррупционным пакетом» законов, которая успешно завершилась в декабре 2008 г.

    Важнейшим инструментом реализации антикоррупционной политики в рассматриваемый период явилась административная реформа, старт которой был дан Указом Президента Российской Федерации от 23 июня 2003 г. № 824, а окончательное нормативное оформление и ее детальное содержание было определено Концепцией административной реформы в Российской Федерации в 2006 – 2010 годах и планом мероприятий по проведению административной реформы в Российской Федерации в 2006 - 2010 годах, одобренных распоряжением Правительства Российской Федерации от 25 октября 2005 г. № 1789-р. Создание надежных административных барьеров для распространения коррупции в государственном управлении, разработка и принятие программ противодействия коррупции в федеральных органах исполнительной власти и органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации определены указанными программными документами в качестве приоритетных направлений деятельности.

    В ходе административной реформы были приняты важнейшие федеральные законы, связанные с противодействием коррупции в сфере прохождения государственной службы – от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» и от 27 июля 2004 г. № 79- ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Учитывая, что одной из самых коррупционноемких сфер государственной жизни являются государственные закупки (по экспертным оценкам, средний размер «отката» в секторе госзакупок составляет 20 процентов от цены контракта, а суммарные потери консолидированного бюджета составляют сумму около 1 трлн. руб.), был разработан и принят Федеральный закон от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», который существенно сузил возможности для возникновения коррупционных ситуаций в данной сфере.